Перейти к содержанию

Поиск сообщества

Показаны результаты для тегов 'башкирия'.

  • Поиск по тегам

    Введите теги через запятую.
  • Поиск по автору

Тип контента


Форумы

  • Общий раздел
    • Тусовка
    • Новости
    • Юмор
    • Встречи, прохваты, покатушки
  • Общие вопросы о мототехнике и том, что с ней связано
    • Начинающим
    • Общие вопросы
    • Экипировка
    • Сравнение и выбор мотоциклов
    • Беседка
  • Мотоциклы
    • АВМ
    • Балтмоторс
    • BSE Moto
    • Jianshe
    • Kayo
    • Lifan
    • Ирбис
    • Motoland
    • Мотомир
    • Nexus
    • Омакс
    • Патрон
    • PitsterPro
    • Racer
    • Regulmoto
    • Сагитта
    • Стелс
    • CFMOTO
    • S2 motors
    • SkyTeam
    • TMEK
    • Wels
    • Мотоциклы Ekonik (ZF-KY)
    • Мотоциклы (другие марки)
    • Кастомы
    • Двигатели
  • Не китайские мотоциклы
    • Европейские мотоциклы
    • Индийские мотоциклы
    • Корейские мотоциклы
    • Японские мотоциклы
  • Мопеды
    • Мопеды и скутеретты
  • Советская и российская мототехника
    • Мотоциклы
    • Мотороллеры
    • Общая тема
  • Скутеры и квадроциклы
    • Скутеры 50сс
    • Скутеры 125сс
    • Скутеры 150сс
    • Макси-скутеры - от 200сс
    • Квадроциклы
  • Электротранспорт
    • Электроскутеры
  • Объявления
    • Куплю
    • Продам
  • Региональные форумы (По федеральным округам РФ)
  • Дополнительно
  • Линейка Русский мотоцикл
  • Avantis Avantis - квадроциклы, мотоциклы, питбайки

Категории

  • Мотоциклы
  • Скутеры
  • Мопеды
  • Квадроциклы
  • Тест (для проверки, будет удалено)

Поиск результатов в...

Поиск результатов, которые содержат...


Дата создания

  • Начало

    Конец


Дата обновления

  • Начало

    Конец


Фильтр по количеству...

Регистрация

  • Начало

    Конец


Группа


AIM


MSN


Сайт


ICQ


Yahoo


Jabber


Skype


Телефон


Город


Интересы


Моя мототехника:


Имя

Найдено: 7 результатов

  1. Сабакай - это хорошо, но мало! Мы тут посоветовались и я решил, что не стоит обделять вниманием места, которые могли оказаться на месте Сабакая. Одним из таких претендентов было озеро Ворожеич (Карагайкуль), которое расположилось у подножия хребта Алабия в Учалинском районе Башкирии. Поэтому объявляю, что 16 - 17 - 18 июля решено собраться на берегу этого гостеприимного места. Может быть, вам повезет и вы услышите гул Большого колокола с Вознесенского храма, утопленного здесь или повстречаетесь с озерными русалками (не рекомендую смотреть им в глаза - эта пленительная глубина навсегда остается в душе). Не вижу смысла описывать маршруты подхода и создавать списки - Дорога сама выберет достойных. Условие только одно: два колеса и желание ехать. Координаты для настырных: N 54º 40.453´; E 59º 35.642´ ( 54.674217º, 59.594033º)
  2. Сегодня ночью взошла полная луна и я услышал зов. Он был безмолвным, но всё же я уловил его, словно он звучал в моей голове: "Чайники и чинамотоводы, любители чая и не чая! Призываю вас! Вы - те из немногих, что могут покинуть свой дом, проехать тысячи километров, преодолев себя, справившись со всеми невзгодами на пути и капризами природы. Вы ломаете стереотипы, потому что вы совершаете это на тщедушных китайских мотоциклах, уповая во многом на силу духа и помощь друзей, а не на пункты ремонта и сервиса. Вас немного и вы разрознены. Так соберитесь в тени моих склонов на тихих берегах реки Юрюзань!" Я поднял глаза и увидел его. Это был могучий и древний Сабакай. Скаты его плеч за многие века поросли тайгой, а из темных глазниц его пещер веяло прохладой и тайной. Я понял, что не найду покоя, пока вновь не окажусь на берегу ласковой и спокойной Юрюзани. Итак, место встречи - берег реки Юрюзань, скала Сабакай. Координаты точки: N 55° 31.321´; E 57° 41.103´ (или 55.522017°, 57.68505°). Около 3,5 км от села Ташаулово, Салаватский р-н, Башкирия. Расстояние от Екатеринбурга – 350 км, от Челябинска – 320 км, от Уфы – 230 км. Как добраться до скалы Сабакай? Из Екатеринбурга нужно ехать по Пермской трассе, свернуть на Нижние Серги, далее ехать до посёлка Арти, около которого повернуть на село Свердловское. Ехать через ряд деревень до Большой Тавры, а оттуда – по трассе на Кропачёво, в сторону М5. После Месягутово, немного не доезжая до Мечетлино, повернуть направо – на Аркаулово. Проехав насквозь Аркаулово, ехать дальше по основной дороге. Перед Устьатавкой повернуть направо – на Ташаулово. Можно проехать через само село, но лучше по полевой дороге справа от деревни, здесь нет собак, охраняющих единственную улицу. За селом дорога раздваивается, но оба направления ведут к скале: - живописная, но каменистая дорога вдоль реки - грунтовая лесная дорога с востока, обходящая утес Обе дороги приводят к обширной поляне 50*200 м, в одном месте которой есть стол и навес. Из Челябинска нужно ехать по трассе М5 в сторону Уфы, повернуть в Сатку, далее ехать через Межевой, Лаклы, Малояз, Чулпан, Мечетлино, после которого повернуть на Аркаулово. Далее по описанному выше маршруту. Из Уфы ехать по трассе М5 на Челябинск, повернуть на Кропачёво, ехать через Малояз, Чулпан, Мечетлино, после которого повернуть на Аркаулово. Далее по описанному выше маршруту. Даты встречи в этом году: 12(сб), 13(вс), 14(пн) июня. Централизованного питания организовываться не будет, так что берём с собой весь необходимый провиант на все дни. В случае нехватки еды и воды можно будет съездить в близлежайшее село Урмантау, где есть магазин. На поляне нет никакой из видов мобильной связи. В программе: вечерние костры, песни и пляски, купания голышом, рыбалка, для тех, кто умеет это делать, покатушки для трезвых, походы по горам и пещерам для смелых и любопытных. Хотелось бы напомнить, что наш слет - это не официальное мероприятие, а просто дружеское собрание единомышленников! Каждый, кто желает присоединиться, должен сам оценивать свои возможности и риски. Каждый, кто приезжает автоматически соглашается с тем, что сам несет персональную ответственность за самого себя! За месяц до мероприятия в этой теме будет объявлена официальная перепись участников. Все участники получат по памятной наклейке с символикой слета, а самый дальный участник - ценный приз.
  3. На блестку дней, зажатую в руке, Не купишь Тайны где-то вдалеке. А тут - и ложь на волосок от Правды, И жизнь твоя - сама на волоске. Омар Хайам. Наверное, идея посетить вторую по величине вершину Южного Урала - Иремель, приходит в голову каждому, кто начинает открывать для себя Урал и его пики. Гора Большой Иремель - священная для башкир, ещё не так давно ходить туда можно было только для совершения обрядов. Все изменилось в 70-80 годах двадцатого века, когда Большой Иремель становится Меккой для туристов. Мне каждая поездка напоминает плод, который нужно сорвать с ветки. Бывают недозревшие поездки, зеленые и кислые, когда ты не достигаешь её апогея, оставляя что-то "на потом". Бывают перезревшие путешествия, когда ты приезжаешь уже пресыщенный впечатлениями и окружающее мало тебя трогает. Я почувствовал, что созрел для Иремеля, и стал собираться в путь. Ночь, как всегда, перед дальняком, прошла беспокойно и бессонно. Утро встретило мелким грибным дождиком, который проводил меня в дорогу. Первая остановка случилась на берегу озера Киреты. Я всегда стараюсь останавливаться здесь. Именно отсюда, с Вишневых гор, красовавшихся на противоположном берегу, началось мое знакомство с Южным Уралом. Мимо Карабаша, имевшего не так давно дурную славу одного из самых грязных городов планеты, мне никак не проехать. Карабашский медеплавильный комбинат после шквального роста цен на цветные металлы, связанного с эпидемией коронавируса, похоже получил второе дыхание. Проезжая по новенькой асфальтовой дороге, мимо строящихся цехов, больше не приходится ловить мотоцикл на покрытии из черного абразива или ехать в облаке пыли за каким-нибудь самосвалом. Для жителей Карабаша новый завод, наверное, гарантия на постоянную работу. Но условия их жизни, похоже, совсем не изменятся. Двигаясь по окраине города, наблюдаешь, как маленькие дети играют возле пыльных палисадников у покосившихся избушек. Да и мотивация нынешних "хозяев жизни", вовсе не благополучие туземного населения, а исключительно нажива. А чистой воды и воздуха на наш век всем хватит. Следующим местом для остановки оказался Златоуст и расположенная на въезде в город Александровская сопка. Эта, расположенная на одном из северных отрогов хребта Уралтау, относительно небольшая вершина (843 м), стала известной после восхождения на неё цесарича Александра (в будущем Александра II). Несмотря на свою небольшую, по местным меркам, высоту, при подъеме на вершину пришлось изрядно попыхтеть, пробираясь через заросли и карабкаясь по сыпучему курумнику. Но нелегкий подъем награждает своим великолепным видом на лежащие рядом вершины хребта Таганай: Двуглавую сопку, Откликной гребень и Круглицу. Отсюда виден расположенный в распадке хребта Уреньга, город Златоуст. Миновав Златоуст и часть трассы М5, я делаю остановку в деревушке Меседа. Здесь асфальт заканчивается и начинается каменистый грейдер, ведущий вдоль хребта Зигальга в село Тюлюк, откуда уже начинается тропа на Иремель.
  4. Осенний марафон. Вода бесплодно по березам льется, Глухой овраг слепой водой залит. В надежде роща только обернется — Он тут как тут. Остолбенев, стоит. Ну, пусть сидит. Пьет водку И смеется. Перепрыгивая через лужи, я опять бегу. Бегу на работу. Бегу домой. Для бега всегда есть причина. Так и в этот раз, синоптики пообещали лишь пару дней без осадков, и один из них уже упущен. Поэтому я опять бегу, на ходу закидывая вещи в рюкзак, машинально проверив давление в колесах и уровень масла в двигателе. Домашние что-то еще говорят, но и они теперь видят по глазам, что я уже там. На Дороге. И вот, спустя три сотни километров беспосадочного перелета, долгожданная остановка для дозаправки. В буквальном смысле, остановка. Не люблю стоять на заправке, горизонтальная скамейка под крышей гораздо лучше подходит для небольшого отдыха. Я затормозил на обочине спустя несколько часов после старта. И, хотя я двигался почти непрерывно, было понятно, что до Голубого озера, Зянгяр-куль, мне сегодня не добраться. На юге высился синий хребет, где-то у его западной части мне предстояло искать ночлег. Она появилась словно из ниоткуда, словно отголосок теперь уже далекого лета. Легко и невесомо она прижалась к груди, как будто мы с ней давно знакомы. Я замер от неожиданности и теперь боялся пошевелиться, чтобы не испугать ее. Но она сама отстранилась и устроилась рядом, на обочине, будто и не было между нами этих близких секунд. Сумерки сгущались по-осеннему быстро и мне пришлось искать ночлег в заросшей роще. Вечером, в темноте, на охоту вышел еж и долго бегал, шурша кленовыми листьями. На следующее утро цепь заявила, что с нее хватит, и бессильно провисла. Натяжители были бессильны, пришлось поставить обратно родную цепь. Оказывается, я совсем немного не доехал до Голубого озера Зянгар-куль. На первый взгляд это совсем не озеро, а просто большая лужа. Пока не посмотришь в глубину этого голубого блюдца. Это озеро, не что иное, как мощный источник воды. Глубина воронки достигает больше пяти метров. По стенкам шевелятся ярко-зеленые, в октябре, заросли водорослей, между которыми снуют небольшие рыбки. Никак не покидает ощущение, что это окно в иной мир, с пальмами и коралловыми рифами. Вода из источника небольшим, но мощным и чистым ручьем втекает в речку Узень. Вопреки моим ожиданиям и предсказаниям синоптиков, на небе - ни облака. Очень жаль, что я не приехал сюда вчера - было бы больше времени, чтобы просто здесь побродить. Отсюда мой путь лежит на восток - туда, где предстоит пройти небольшой грунтовый участок и выйти на новую, для меня, дорогу через Уральский хребет. И я опять ускоряюсь, в надежде обогнать погоду и время, хотя постепенно начинаю понимать всю тщетность своих усилий.
  5. Светлые склоны хребта Нурали. Хребет Нурали - небольшой горный массив, расположенный в восточной части Башкирии. Название, возможно, образовано от башкирского "нурлы" - светлый. Хотя высота хребта небольшая (752 метра), горы Нурали резко выделяются на фоне близлежащих хребтов отсутствием крупных деревьев и кустарников.. Идея этого прохвата родилась еще год назад, во время поездки По восточному склону Урала.. Тогда, увидев голые отроги хребта Нурали, непременно захотелось там побывать, но, в тот момент, отвлекаться от основной нитки маршрута не хотелось. И вот только сейчас, год спустя, у меня получается выкроить полноценные два с половиной дня выходных для этого похода. "Два с половиной дня" - это, конечно, громко сказано. В отличии от первой, вялотекущей "рабочей" половины пятницы, вторая половина тает прямо на глазах, предательски быстро ускоряются стрелки часов , и выехать удается только ближе к вечеру. В итоге, четыреста километров до планируемой стоянки на озере Аушкуль так и остаются непройденными. В глубоких сумерках добрался только до одного из распадков небольшого хребта Кумач. Громадная россыпь звезд и разлитое молоко Млечного Пути - вот награда за то, что приходится ставить палатку и готовить еду в темноте. А утром - бодрящий холодок, около 3-5 градусов с плюсом. Вскоре вдалеке уже показывается одиноко стоящая гора Аушташ и ее постоянный спутник - озеро Аушкуль, лежащее у подножия горы. Пока я осматриваю скальные останцы на берегу озера, мотик стоит по колено выцветающей траве. Не хватает только позвякивания сбруи и шума взлетающего хвоста. Восполнив запас воды в ближайшей деревне Старобайрамгулово, я решаю взойти на гору Аушташ. По легенде, некогда из Персии пришел в эти места исламский проповедник Аулия. Язычникам-башкирам он не понравился и они убили его, отрубив ему голову. К их удивлению и ужасу, на следующее утро убитый ими проповедник поднимался в гору, неся в руках отрубленную голову. Добравшись до вершины, башкиры нашли и похоронили там его тело, признав миссионера святым. Теперь на месте его убийства раз в году с тех пор начинает бить родник. Не доезжая до этого родника, я оставил мотоцикл на поляне с беседками. Склон довольно крут, но это хорошая разминка перед Нурали. На вершине расположена могила святого. Отсюда открывается вид на озеро Аушкуль, деревню и ближайшие возвышенности. Видно, как моя дорога тонкой белой ниткой бежит по холмам и взгорьям с юго-востока на северо-запад, огибая гору Аушташ. Если внимательно приглядеться, то можно разглядеть вдалеке Большой Нургуш. Такое возможно лишь весной или осенью и при хорошей погоде, отсюда до него почти сорок километров по прямой. Хорошо различимый хребет Нурали уже не кажется таким легкодоступным, как раньше. Но все равно, отсюда, с вершины вся наша суета, там, у земли, кажется такой мелкой и плоской, что не заслуживает особого внимания. И ничего больше нет, кроме неба и океана воздуха. Куда уходит эта мудрость и спокойствие, когда оказываешься вновь внизу? Как бы то ни было, но мы всегда должны возвращаться. Спустился я обратно той же тропой и, после перекуса, объехал гору Аушташ с юга. Теперь вожделенная цель- хребет Нурали- была видна невооруженным взглядом.
  6. По восточному склону Урала. "Пусть новые дни стоят у порога, Пусть надежды сбываются вновь, Пусть новою будет наша дорога, Пусть старою будет наша любовь" Во многом этот пробег должен был стать крайним в этом сезоне. К этому меня подталкивал заканчивающийся отпуск и прибавление в семье. Езда на мотоцикле для меня - это, наверное, попытка побыть с собой и миром наедине и постараться решить вопросы, на которые в обычной обстановке ответы не приходят. Когда долго и монотонно едешь, голос разума будто входит в некий транс, введенный в него необычными картинами, запахами и звуками этого нового мира. Что это: попытка окунуться в детство, удивляющее каждый день этим новым миром или приблизиться на шаг к мечте? Вопросы эти совсем не новые, а такие же старые, как море или горы. Но если до любого моря от Урала одинаково далеко, то горы - вот они, лишь рукой подать. Очень часто возникает ощущение, что какое-то место на карте не желает тебе открыться, прикрываясь разбитой дорогой и дождями, ускоряя время и набрасывая на все сетку сумерек раньше ожидаемого. Но Устиновский каньон постоянно подсказывал направление, то колеей в покосах, то поваленными деревьями и даже далеким гудком тепловоза. Это первое место остановки показало мне, что эта поездка по восточной и южной Башкирии не будет легкой прогулкой асфальту. Грела душу надежда, что Кот будет безотказен как всегда и синоптики опять ошибутся. О чем кричат гуси, которые бьют подрезанными крыльями по воде Аушкуля? Не о той ли тоске, что зовет их куда-то за горизонт? Но я не понимаю никакого языка, кроме человеческого. И о чем шумит вечно бегущая с хребта Алабия и никуда не убегающая река Уй - тоже загадка. Такой же загадкой стало и озеро Ворожеич. Кто здесь ворожил и зачем? А если это Карагайкуль (карагай - по башкирски "сосна"), то почему по берегам не растет ни одной сосны? По легенде, в 1937 году один из колоколов из местной деревни Вознесенки утопили в озере. Несколько групп дайверов проводили поиски, но безрезультатно. Утром я проснулся, но не от звука колокола, а маленьких колокольчиков. Словно, как метко заметил Дима (Kessler) - Южный Урал 2016. Или как мы везде побывали, но нигде не были. Часть первая / Путешествия / БайкПост - "буддийские монахи совершают паломничество по священному Уралу". Все оказалось проще - на берегу пасся табун лошадей и у многих на шее висели маленькие колокольчики, которые своим звоном словно посеребрили берега утренним туманом. "Вновь дорога и путь мне намеченный Самолет намотает на винт" Выдвинувшись в путь, я обнаружил, что остался без связи - баланс обоих телефонов был равен нулю. А все из-за того, что я слишком поздно перевел их в режим роуминга. Спустя какое-то время я уже добрался до районного центра- села Учалы, где попытался найти банкомат или терминал оплаты. Указатели улиц вводили навигатор в ступор, подсказки местных жителей приводили в тупики, найденный банкомат в местном универсаме отказался принимать карточку, а терминал оплаты временно не работал. Один из местных жителей мне посоветовал ехать в город. "В какой?"- удивленно отвечал я, думая, что ближайший крупный город- это Белорецк. "Едь в Учалы, там есть салон связи"- отвечал он мне. Оказывается, есть село Учалы и километрах в пяти город Учалы. Вот такая загадка географии. Закинув денег на телефон в городе, я попытался найти выход на смотровую площадку карьера Учалинского ГОК, но, увы, безуспешно. Солнце скрылось за облаками. Справа высится хребет Аваляк с вершиной Большой Иремель, слева - холмы и горы вторичного поднятия Сибирской платформы высотой 500-800 метров. Дорога причудливо петляет со склона на склон, и ландшафт местности меняется каждые десять километров. Смешанные леса сменяются березовыми рощами. Пологие степные холмы переходят в горную лиственничную тайгу. На границе частей света я устроил небольшой привал и обнаружил, что часть велорюкзака изнутри покрыта мовилем, который я использую для смазки цепи. Оказалось, что одна из ножек раскладного стула на кочках нажимала на шток баллона. Но все вещи были упакованы в полиэтиленовые пакеты, так что они не пострадали. Так вдоль берега Урала, который, который, пополняясь ручьями с хребтов гор, становится все более полноводным, я приехал в Белорецк. Очень хотелось увидеть самый длинный деревянный пешеходный мост. Чтобы достичь моста, пришлось спуститься по высокому берегу Белорецкого пруда, оставив мотоцикл наверху. Сам мост впечатляет, жаль, что состояние его довольно плачевно. Эх, что имеем - не храним. На перевале через Уралтау я еще издалека увидел высокий скальный массив Кульсугадыташ ("Синие скалы" или по другой версии "Спящая красавица"). Запомнив из подсказки, что от магистральной дороги ведет тропа до вершины, я увидел съезд и приготовился к подъему. Но тропа привела лишь на задний двор придорожного кафе, где в беседке семья из трех человек пила чай. Каково же было их удивление, когда из леса появился человек на мотоцикле, увешанном баулами, поздоровался с ними и поехал дальше, как ни в чем ни бывало. Хорошо, что в шлеме было не видно моего смущенного и растерянного лица. Дорога наверх оказалась совсем не такой легкой, как ожидалось, но Кот, подскакивая на камнях и корнях деревьев, шарахаясь в колеях, добрался до вершины. Здесь, наверное, начинаешь понимать, как же стар Урал. Берега озер Карабалыкты и Яктыкуль окаймлены не только живописными шиханами, но и базами отдыха, санаториями, небольшими супермаркетами, ларьками с шаурмой и громкой музыкой. Лишь по счастливой случайности я не оказался вместе с мотоциклом в салоне одного из внедорожников, внезапно отъехавшего от ларька. Предыдущая ночевка возле озера Карагайкуль убедила меня, что не стоит оставаться на ночлег на берегу озера или реки, потому что по утрам палатка и мотоцикл обильно покрываются росой, а температура у воды падает до пяти - семи градусов тепла, поэтому я остановился, не доезжая до озера Талкас. Место было настолько хорошим, что настроение не омрачило даже то, что одна из петель палатки оторвалась, а углепластиковая стойка позорно сломалась. А разбудил меня опять ... звон колокольчиков. "Я гляжу сквозь тебя Вижу синие горы" Озеро Талкас, лежащее у подножия хребта по-своему красиво, но оставляет двоякое впечатление закрытыми на замок контейнерами для мусора и сторожем у шлагбаума возле съезда. А вот непричесанная красота Графского озера трогает сильнее. В Сибае я не мог проехать мимо Сибайского меднорудного разреза. Поднимаясь все выше по отвалам, так я и не смог увидеть дна карьера. Я припарковал мотоцикл недалеко от железнодорожного тупика, на повороте располагалась какая-то рембаза, ворота которой охраняли две овчарки, которые кидались даже на "Газели". И вот они с предвкушением ждали, когда я поеду. Вооружившись доской от забора, на первой передаче, практически на отсечке, я помчался на врагов. Но собаки решили не связываться с вооруженным всадником и отступили. Крайней точкой моей поездки должен был стать водопад Гадельша, после которого я повернул бы на север к дому. Навигатор повел меня мимо сибайского леспромхоза по асфальту, разбитому лесовозами. А вот на карте не так далеко была нарисована целая магистраль от Сибая до Бурзян, но навигатор почему-то упорно отказывался прокладывать по ней путь. Разгадка пришла позже - этой дороги еще нет, но поворачивать уже совсем не хотелось. Миновав несколько маленьких башкирских деревенек и пару раз чуть не разложившись на каменистом и сыпучем грейдере, я достиг хребта Ирендык. Наверное, здесь ничего не изменилось за последние несколько сотен лет. "Ирендык"- по-башкирски дословно "Теперь мы научились!" С этим местом связана легенда об Умырзаке и жадном бае. Умырзак был бедным юношей и решил наняться в батраки к баю. Бай целую неделю не давал никакой работы, но кормил исправно. А когда Умырзак все же попросил какую-нибудь работу, бай приказал зарезать рыжего телка из стада. Умырзак зарезал теленка и принялся уже обрабатывать шкуру, но бай неожиданно завернул его в эту шкуру и завязал тесемки. Бай отнес завернутого в шкуру Умырзака на вершину ближайшего шихана и отошел в сторону. Прилетели огромные орлы, подхватили шкуру и унесли ее на вершину Ирендыка. Они разодрали шкуру, но увидев внутри человека, испугались и улетели. Умырзак огляделся: с вершины спуститься было невозможно. В гнезде орлов блестели человеческие кости, драгоценные камни и золотые слитки. "Бросай сюда драгоценности, и я расскажу тебе, как спуститься!"- услышал он голос бая, стоявшего у подножия хребта. Умырзак выбросил несколько камней и спросил, как ему спуститься. "Это плата за ту неделю, что я кормил тебя"- сказал бай и ушел. Но Умырзак не стал отчаиваться, а снова завернулся в шкуру и стал ждать. Орлы прилетели в гнездо и, не увидев человека, снова принялись за шкуру. Тогда Умырзак схватил их за когтистые лапы. Орлы взмыли в воздух, но вскоре, обессилев, опустились на землю. " Теперь я научился"- сказал юноша, глядя на вершину Ирендыка. Прошло несколько лет, Умырзак возмужал и решил проучить бая. Снова нанялся к нему в батраки, но бай не узнал во взрослом и бородатом мужчине Умырзака. Также через неделю он приказал зарезать теленка. Умырзак исполнил наказ, но увернувшись от цепких рук бая, завернул его самого в шкуру и завязал веревкой. Он отнес его к подножию хребта и дождался, пока орлы унесут шкуру на вершину. Вскоре он услышал, как бай зовет о помощи и спрашивает, как Умырзак спустился вниз. " Спроси у черепов - ведь это твои бывшие батраки!"- сказал Умырзак и вернулся в свою деревню. Это сказка, конечно, но в 1992 году на восточном отроге Ирендыка сельским механизатором Радиком Утягуловым был найден золотой самородок "Ирендыкский медведь" весом 4,8 килограмм, который сейчас хранится в Национальном музее Башкортостана. Покружив немного вокруг базы отдыха "Гадельша", я все же нашел нужную дорогу, которая закончилась отвесной скалой. Дальше только пешком. "Туда не занесет, ни лифт, ни вертолет, Там не помогут важные бумаги " Опять я полез в гору в полном экипе! Мотоботы предательски скользили на камнях и силы оставили меня уже где-то на втором каскаде. Хотя воды в ручье Туялас было совсем немного, но вид вид огромных скал, стискивающих устье никого не оставит равнодушным. Закапал дождь. "Если он превратится в ливень, то мотоцикл отсюда я буду выносить на руках"- подумал я и заспешил вниз. Под мелким дождем я доехал до Старого Сибая, а дальше дорога совсем легкая - на север по трассе до Магнитогорска. "Снова нас ведут куда-то, и неясен нам маршрут, Видно горы виноваты, не сидим ни там, ни тут" В селе Кочкарь добродушный дед наполнил мои емкости свежей колодезной водой. За это мне пришлось рассказывать не только о том, сколько прет и сколько жрет, но даже из чего состоит. Под городом Пласт меня накрыло плотным пластом тумана. Ближе к Челябинску туман сменился смогом и дымом. Один из источников гари и пыли - Коркинский каменноугольный разрез. Этот карьер - самый глубокий в Евразии, но глубина не ощущается из-за самих размеров карьера и дыма. Когда я подошел к мотоциклу, меня там уже ждала дежурная по железнодорожной станции с вопросом: « Что тырим?" Я честно ответил, что прихватил пару шпал и рельсу детям на сувениры. Она не поверила и отпустила с миром. Доезжая эти последние километры до дома, я все размышлял: зачем же я вообще езжу? Ясного ответа, конечно, нет, но думаю, что я уезжаю, чтобы вернуться и понять, как же дома хорошо. " Лишь бы я возвращался, знаменитый и старый, Лишь бы доски причала, проходя, прогибал, Лишь бы старый товарищ, от работы усталый, С молчаливой улыбкой руку мне пожимал" Время поездки составило 4 дня и 3 ночи. Всего пройдено 1700 км. Каждый вечер смазывал цепь, пару раз добавил масла. По мотоциклу никаких нареканий, общий пробег мотоцикла 16500 км. Всем хороших дорог и синего неба!
  7. По Лунной реке “ Говоришь, чтоб остался я, Чтоб опять не скитался я, Чтоб рассветы с закатами Наблюдал из окна” Ай – это река на Южном Урале, самый крупный приток Уфы.По-башкирски “Ай” - луна, месяц. Так сложилось, что эта поездка, как будто, продолжение моего небольшого путешествия до Таганая( Поездка в Таганай), поэтому хотелось поскорее добраться до Челябинской области, до того места, где Ай спускается с хребта Уреньга. А еще нужна была дорога, которую сможет осилить дорожный мотоцикл, поэтому началом маршрута я выбрал город Кусу. Путешествие на малокубатурном мотоцикле совсем не похоже на перемещение на каком-нибудь мощном байке. На федеральной трассе (а я поехал по М5) начинает сдуваться не только мотоцикл, но и сам водитель. Летит время, тянутся десятки и сотни километров, но ничего не происходит, и это удручает. “ Спидометр показывает ноль. И это соответствует моим ощущениям от езды”- писал Гриша “Гренка”. Улучив удобный момент, я все же свернул с М5 в сторону Аргаяша и поехал через башкирские селения на севере Челябинской области. Остановился перевести дух в одном из сел. Бабушки торгуют дарами огорода, деды - медом. Все также неспешно я проехал Миасс, Златоуст и добрался до города Кусы. Горы снова, как в первый раз, захватывают дух. Хотя у меня было время, но прокладку маршрута я провел небрежно, решив, что с интересными точками я разберусь на месте. Бумажная карта скромно молчала, а навигатор, насуплено смотрел на серпантины дорог. Но это был не повод расстраиваться, и, глядя в воду Кусинского пруда, где отражалось небо, мне казалось, что я вижу отражение каждого такого же уральского городка-завода: Каменского, Невьянского, Исетского. Как сооружается плотина силами приписных крестьян и солдат-рекрутов. Эти же крестьяне, оторванные от пашни, полезут в гору ломать руду, рубить лес и жечь уголь для доменных печей. Строится завод, где мастеровые будут лить металл из домен. Как огромный молот, приводимый в действие водобойными колесами, будет ковать чугун, который сплавщики и бурлаки на деревянных суднах - барках будут сплавлять по тесным и стремительным уральским рекам. Как барки будут биться на камнях - бойцах, а из того металла, что дойдет до оружейных заводов будут изготовлены ядра и пушки, которыми государство “рубит” окно в Европу. Так я ехал вдоль берега Большой Сатки - притока реки Ай и дорога причудливо повторяла изгибы строптивой реки. Очень не хотелось разбиться на серпантинах, присыпанных щебенкой, как барка на повороте о камень - боец. Но, несмотря на постоянно молящегося сплавщика, мотоцикл доехал до Порогов. Вопреки названию на Порогах нет порогов, а есть гидроэлектростанция, работающая с начала прошлого века. Место довольно популярное, рядом есть турбаза - отель, задерживаться здесь я не стал и отправился в путь. Еще спускаясь в долину, я с опасением думал о том, как буду подниматься. Но мотоцикл, пусть и не резвым горным козликом, а послушным груженым мулом, забрался на перевал. Миновав Бердяуш, Сатку и Сулею, я остановился в поселке Межевом. Местные жители из скального выхода реки Каменки сделали каскадный водопад. Дорога опять стала забираться круто вверх. И где-то там на высоком лесистом берегу Ай я встал на ночлег. Я нашел удобную полянку, скрытую со всех сторон молодым ельником, но, вот незадача, посередине, между двумя высокими растениями большой, но голодный паук ювелирно достраивал свою ловушку. Ломать паутину совсем не хотелось, поэтому я расположил мотоцикл с одной стороны от нее, а палатку - с другой. Пока я разбивал лагерь, с травы поднялась целая эскадрилья самого страшного лесного зверя - мошки. Пара оводов, как тяжелые бомбардировщики атаковали куртку - энцефалитку. Раскинув руки, минуту - полторы я постоял у паучьей сетки, и все незадачливые кровососы оказались там. Сначала паук ошарашено убежал в свое укрытие, но быстро вернулся и деловито запаковал всех мошек в один большой мешок, оставив вялиться его на солнце. Покормив паука, я разогрел ужин и для себя. Ночью, вопреки прогнозу, пошел дождь, сильный, но короткий. Утро выдалось солнечное и ветреное. Быстро проплывали облака, задевая верхушки сосен. Не доезжая до Алексеевки, я свернул в поле и вышел на них. На Айские Притесы. Высота завораживает. Другое название Притесов - Сабыр-Кая (Пестрые скалы) из-за растущих лишайников. По одной из легенд конокрад Юлдаш, спасаясь от погони, прыгнул со скалы. Вслед за ним полетела и его повозка с лошадьми. Больше его не видели. Лишь самовар, выпавший из повозки и застрявший на камнях, издавал на ветру леденящий душу звук. Повторять его “подвиг” совсем не хотелось. Внизу туристы - водники вставали на воду после ночевки. Прошедший накануне дождь расстроил мои планы двинуться по левому берегу Ай по лесным дорогам. Я встал на асфальт и, минуя Межевой, приехал в Башкирию. Олы юлнын тузанын ла (Пыль большой дороги) Узем курдем тузганын. (Сам видел, как поднималась.) Белми калдым, сизми калдым, (Не заметил, не почувствовал,) Яшь гомеремнен узганын. (Как пролетела молодая жизнь.) Олы юлнын тузанында (В пыли большой дороги) Калды минем эзлэрем. (Остались мои следы.) Кайда икэн яшьлегем, дип (Говоря, где же моя молодость,) Шул юлларны эзлэдем. (Искал я те дороги.) Олы юлнын тузанында (В пыли большой дороги) Югалтым эзлэремне. (Потерял свои следы.) Их, кайтарып алыр идем (Эх, вернуть бы) Узган гомерлэремне. (Мою прошедшую жизнь.) Так я добрался до села Лаклы и встал у подножия Капка-Таш (Каменные ворота). Напротив через реку высится скала Ласын-Таш (Соколиный камень). Оставив мотоцикл далеко внизу, я забрался на вершину Капка-Таш. Сильный западный ветер, несмотря на стремительное течение Ай, загонял туристов - водников обратно за излучину реки. Некоторые впрягались в веревки и, как бурлаки, тащили катамараны по течению, другие отталкивались от берега веслами, как шестами. “ Дорог так много - моя одна”. И она звала меня дальше. Я искупался, перекусил и поехал через Янган-Тау и Месягутово уже в сторону дома. “ Идет волна, ты с головой в нее бросаешься” Возле Янган-Тау меня в первый раз в тот день накрыло. Была дилемма: одеваться и фотографировать или наоборот фотографировать, а потом одеваться, я выбрал второе. Никогда еще не видел, чтобы стена воды двигалась так стремительно. Порывом ветра сдуло с мотоцикла кроки (копии карт), их пропажу я обнаружил позже. Мочило меня еще раза три или четыре, сильно, но быстро. После второго дождя дождевик я уже не снимал. “А она нам нравится, Хоть и не красавица” Впереди был еще долгий путь домой, ремонты дорог и километры снятого асфальта, лысые холмы с вырубленными лесами, цветущие ряской пруды и деревни с пустыми глазницами окон. Под Ревдой я попал в длинную вялотекущую пробку, начало которой скрывалось где-то за горизонтом. Обочины не было, на нашей полосе был свежий асфальт, на встречной он был снят. Зато была сильная усталость, ломота в руках и шее, про пятую точку ничего не скажу, потому что давно уже ее не чувствовал и еще было сильное желание поскорее вернуться домой. И я поехал по узкой бровке между полосами. Пару раз фуры чуть не выдавили меня на встречку, и, хотя в этот момент, там никого не было, но обратно на свою полосу я бы не смог вернуться из-за разницы высоты полос. Я понял, что если буду дальше двигаться в таком режиме, то приеду только в морг. И пополз со всеми. Через километр появилась обочина, и я опередил пробку, во главе которой один КАМАЗ тащил другого на тросе. А вскоре я был дома, за что отдельное спасибо Коту - моему мотоциклу. “ За листья, горевшие в сумраке плеса, За привкус осины, За рощу, бегущую косо с откоса Спасибо. За грустную радость вечерней дороги, Тускнеющей стыло, За чувство вины и щемящей тревоги Спасибо “ P.s. Всем добра и хорошей дороги! Хайерлэ юл! P.p.s. Несколько сухих цифр: было пройдено 1200 км дорог, залито в бак 32 л бензина, расход 2,7 л/100 км, бюджет поездки - 1500 руб. По мотоциклу: добавил масла (показался уровень низким) 3 колпачка от литровой канистры, смазывал один раз цепь мовилем.
×
×
  • Создать...